О ШКОЛЕ ГАЛЕРЕЯ КОНТАКТЫ
    
   
 


Зачем нашим детям русский язык?

 
 

Психологические аспекты

–  Для  удовлетворения  тщеславия  родителей,  больше     ничего!
–  Он же будет им только мешать учить немецкий!
–  Они не будут знать толком ни того, ни другого!
–  Они будут изолированы в школе!
–  Они будут стесняться, у них разовьется комплекс не-     полноценности!

Много подобных высказываний и опасений можно услышать, когда начинается обсуждение вопроса о двуязычии детей русских мигрантов в Швейцарии или в Германии. К счастью, в последние годы появились данные научных исследований, доказывающих, что двуязычие (при условии интенсивного ежедневного употребления обоих языков) способствует развитию интеллекта, создавая дополнительные пути передачи языковой информации между левым и правым полушариями головного мозга. Такие дети (и впоследствии взрослые) более толерантны в общении, они легче учат 3-й и 4-й иностранные языки, что в период глобализации приобретает все большее значение. У них лучше развито абстрактное мышление , их словарный запас в целом больше, чем у моноязычных сверстников. Это – так называемое аддитивное, истинное двуязычие.

Есть и другие формы, например, т.н. доминантное двуязычие, когда один язык доминирует, а второй играет второстепенную роль. Интеллектуальные и языковые способности таких детей приравниваются к способностям моноязычных сверстников. Они не лучше и не хуже их.

И, наконец, третья форма: т.н. двойное полуязычие. В этом случае дети действительно не владеют полностью ни одним, ни другим языком, смешивают их и плохо учатся в школе. Полуязычия можно избежать, создавая хорошую основу для изучения родного языка (как правило, родного языка родителей) в семье.

 

Об этом знают в департаменте образования г. Базеля, с этой целью была разработана программа HSK (Heimat, Sprache, Kultur). Дети из семей мигрантов, живущих в кантонах Basel-Land и Basel-Stadt, имеют уникальную возможность посещать дополнительно школьные занятия, которые проводятся на их родном языке (в русской школе Надежды Гуридовой в Базеле). Это облегчает им путь к истинному двуязычию и создаёт тем самым идеальные условия для интеграции.

А что, собственно, с нашей интеграцией? Сталкиваясь в чужой стране с незнакомой культурой и не всегда её понимая, мы ищем опору в родной и с детства знакомой системе ценностей, неразрывно связанной с нашим «Великим и Могучим». Общаясь друг с другом на родном языке, мы вновь обретаем почву под ногами и уверенность в себе, вспоминаем, «кто мы и что мы», черпаем энергию, столь необходимую нам для интеграции.

Аналогичный процесс происходит и с нашими детьми. Чем увереннее в себе мы, тем счастливее они. Что немаловажно, т.к. миграция несёт в себе немало дополнительных психологических проблем, например, тот факт, что дети вливаются в новую культуру быстрее нас, что часто приводит к взаимному непониманию.

Здесь хочется повторить слова одного из берлинских коллег-психотерапевтов д-ра Ладыженского, который описывает сложности своей работы с семьями соотечественников следующим образом: “биологически мы для наших детей – родители, а психологически – уже бабушки и дедушки”.

Так для чего же нашим детям двуязычие?

Я думаю, что это именно тот мостик между нашим прошлым и их будущим, который послужит нам залогом преемственности поколений.

Натали Франке